?

Log in

No account? Create an account
зяблики в аду
01 February 2020 @ 07:57 pm
- We should.
- Aye. We should. But are we going to?
 
 
зяблики в аду
10 April 2018 @ 10:30 pm
После утреннего рейса к вечеру проснулся, нашел остатки кофе, сиги, вышел на балкон. Все такое ранне-зеленое, в цвету, игрушечные машинки замерли на игрушечном перекрестке. Под окном прыгает в траве кошечка. Я говорю псст. Кошечка цепляет меня подозрительным взглядом. Я скорчил рожу. Кошечка моргает. Я свесил руку. Кошечка моргает. Я присел. Выглянул - кошечка заинтересовалась. Сделал отвлекающее движение рукой, присел, проверил - кошечка смотрит во все глаза.
Хэллоу, - говорю.
Кошечка заскучала и ушла.
Докурил сигарету, вернулся в комнату - Ри разувается в дверях.
- Ну привет, - говорю.
- Вот я подохуел сейчас, признаться, - отвечает Ри, который махал мне в ответ с перекрестка.
 
 
зяблики в аду
09 April 2018 @ 11:15 pm
париж пристрастия вермут
 
 
зяблики в аду
08 April 2018 @ 12:26 am
Памук:
Имя Красный - очаровательно и очень сложно к этому что-то добавить
Музей невинности - круче, чем кажется. Когда доходит, что это переписанный Пруст, автор начинает нравиться больше, а идея меньше. Но получилось все равно чуть больше, чем переписанный Пруст, получилось хорошо.
Белая башня - славная сказка.
Остальное сливается.

Сорокин:
понял, почему о нем говорят, как о большом русском писателе.
Мне нравятся стилисты, мне нравится, когда рассыпают пасхалки, текстоцентричные люди мне нравятся больше чего бы то ни было.
Бесят очень сильно 2 вещи: 1) когда он делает Набокова (потому что нет, Набоков - больше, чем темп; больше, чем надрачивание в звукоподражании); 2) что он мог бы быть большим русским писателем, если б не включал артиста.
Мне понравилась Норма, мне очень понравился конец ледяной трилогии (но, черт, насколько она недожата, насколько она могла стать лучше), Манарагу стоило написать Пелевину.

Франзен - какое-то разочарование сплошное (Безгрешность не могу, Поправки тоже брошу, похоже).

Записки примата - очень полезная вещь, обогатила примерами для разбора в корпоративной среде

Учитель Дымов - Петрушевская для мальчиков (мне очень понравилось)

Заххок - переоцененный боевичок
 
 
зяблики в аду
30 March 2018 @ 10:18 am
 
 
 
зяблики в аду
14 March 2018 @ 10:17 pm
Подходит коллега, спрашивает: не твоя рассылка приходила сегодня?
Я говорю, нет, я прилагательными пишу, не мой стиль.
Детка проходит мимо:
- а говоришь существительными.
?
- ты объясняешь так: это история про... - и существительное.
Коллега ушел, я чувствую некоторую растроганность, спрашиваю:
- Ты что, все это время меня слушала что ли?
Детка говорит:
- да, ты же все время хочешь рассказать историю

и я правда хочу
 
 
зяблики в аду
14 February 2018 @ 01:13 am
Я прочитал половину Музея невинности лет 5 назад и остался в недоумении: что за тряпка, какая-то незахватывающая история романтического клептомана, который надрачивает на собственную тонкую душевную организацию.
Guess what.
Перечитывал за пару дней - герой все еще мудак, но книжка-то офигительная. Слегка про бабью долю в традиционном обществе и сильно про хрупкость реальности. Мне кажется, что еще во многом - про ложь в предметах, которые мы собираем и к которым привязываем себя. Но это, может, и не так. Может, это всерьез:
про то, что все у него живы в украденных игрушечных собачках; в терке для айвы; в спрятанном, чтобы она не ушла, пока не кончится дождь, зонтике.

Так чо, как жить вечно-то?
 
 
зяблики в аду
27 January 2018 @ 12:39 am
всякая безвоздушная
невесомая тварь
страдает и мучается доселе
наугад разевает словарь
по слогам читает букварь
тоскует о том
как могло быть на самом деле

говорит ослабь говорит пусти
говорит оставь говорит не сжимай в горсти

что казалось домом то оказалось
щелястым дырявым местом
шумным вроде аэродрома
и пустым вроде скворешника
но это всё равно усталым ногам
и губам читающим по слогам
всё одно и телу этому всё равно
бессонному невесомому

говорит смотри говорит гляди
возьми говорит за руку говорит отведи
я говорит не смогу сам не дойду
не найду говорит доставай дуду
и веди

что-то заболеваю чувствую что горю
говорю словарю говорю букварю
что-то я говорю устал
то ли не встал ещё то ли уже упал
плохо ел наверное мало спал

вот почему не хватило сил
 
 
зяблики в аду
23 January 2018 @ 05:38 pm
При том, что сами Трагедии у Серебренникова мне не слишком нравятся, ничего из того, что я видел раньше не делало мне по-настоящему неприятно, по-плохому неприятно. Кроме них.
Хотя это не лучший спектакль. Например, ему очень не хватает Серебренникова. То, что режиссер так и не видел его вместе с залом, делает каждый жест неприкосновенным. А это неправильно.
Мне очень нравятся совершенно кинговские завязки. Я фанат эстетского и жестокого начала: все, чего ты боишься - правда, об этом каждый знает. Сначала человек становится невидимым, потом из темноты входит тварь и разрывает его. Что-то начинает идти по-другому, люди задумываются, люди не смотрят, движения повторяются, на экране телевизора пропадают новости, все чуть медленнее дышат, потому что тварь уже среди нас. Можно назвать это: ангел.

Дон Гуан пугается мертвеца, но и зря, потому что статуя не придет. Он разбудит Анну, Анна сломает его и отшвырнет в ад.

Глупые злые дети, немного не так понявшие тему про сокровища скупого рыцаря, погибают случайно, досадно, красиво, впустую.

Фауст - я не знаю, как показать современного невротика лучше и быстрее. Успешный, сосредоточенный, опустошенный Фауст разговаривает с Сири в пустой комнате.
"Две обезьяны, бочки злата, Да груз богатый шоколата, Да модная болезнь: она. Недавно вам подарена. Фауст: Всё утопить."
Всё утопить
Всё утопить
Я не знаю, как показать это больнее, как рассказать, что невозможно собрать всю злость, весь стыд, всю беспомощность во что-то более внятное, чем "Всё утопить".
Договороспособного Мефистофеля, которому интересен ты, как грешник, не существует. Есть Сири, которая не понимает "Всё утопить", как ни ори, как ни вой.

Моцарт, невыносимый в маниакальной фазе, на мгновение начинает выглядеть как нормальный человек, на мгновение как нормальный обещает прийти на обед, как нормальный прощается и пускает пулю в голову. И понятно, что Сальери убил бы его, понятно, что он не мог бы дальше жить, это невозможно, он вообще не для жизни, этот парень, но это чудовищная вещь, которая однажды, например, зимой, например, за пару недель до нового года прикасается к тебе, открывает тебе глаза - просыпайся, она умерла. каждый час на час больше, потом на год больше, потом ты начнешь привыкать к тому, что никак не изменится то, что лучший из вас убил себя. если смотреть на текст, как будто один из героев знает, что второй мертв, это совсем другая история.
 
 
зяблики в аду
18 January 2018 @ 10:43 pm
story of my life