?

Log in

No account? Create an account
 
 
30 November 2010 @ 10:15 pm
 
Меня сегодня много, потому что мы остались дома - день на то, чтобы просушиться и закинуться лекарствами. За стеклом нечто непоправимо красивое: фонарь под окном, за ним - безлюдная, нетронутая белая пустошь в темно-синем вечере, хлопья снега во всех возможных направлениях, где-то далеко виден силуэт города.
Самое время про The National
Наброски
1) любимая выдвинула мысль о том, что TN - на самом деле не группа Мэтта Бернинджера, а группа братьев Десснеров. И несмотря на неожиданность этого заключения, я склонен его подтвердить, не потому что Десснеры, будучи мелки ростом, велики профессионально, играют на всем, что движется, а по распределению... взаимодействия что-ли. Все, что происходит конструктивного на сцене, происходит через них.
2) они все очень хорошие музыканты. очень. кроме Мэтта.
3) у Мэтта действительно потрясающий голос. Либо он был в настроении и распет. Я, честно, заготовил очень много терпимости для исполнения Мэтта, потому что, в конце концов, хочешь красиво - сиди и слушай свой диск. Но он оказался лучше любого представления. Это очень сильный голос, в нем меньше низкого бархата, который есть на записях, бархат идет верхней линией, а под ним - основной, очень чистый, уверенный тон, который безукоризненно интонирует настроение. Настроений, понятно, два: 1) ПЕЧАЛЬ и 2) НУ КАК ЖЕ ТАК-ТО, А?
4) Мэтт неуклюж и самодеструктивен. И росл весьма.
То, как он валится в зал, перекатывается через кресла, то, как на него прыгают эти женщины и особенно почему-то активно - мужчины, и обнимают, и ерошат волосы, честное слово - приезд проповедника из телевизора в маленький городок. Все начинают быть счастливыми, это какое-то странное ощущение:
5)..вот такое: как будто он подошел к тебе, стоит, что-то рассказывает, в глаза не смотрит, смотрит в сторону и вниз, и руками все время что-то теребит и разглаживает, а потом раз - и обнял тебя. Всем своим ростом и вот этими огромными ручищами, торчащими из коротких рукавов пиджака, вот этой вот всей своей небритостью и порывистостью, и ты растерянный и обрадованный, и как будто все будет хорошо.